Биография поэта Сысоя Николаева - Поэт Сысой Николаев

Перейти к контенту

Главное меню:

Поэт Сысой Александрович Николаев  Сысой Александрович Николаев родился ночь с 12 на 13 апреля 1793 года в родовой деревне родителей под Смоленском. Здесь в имении прошли его детские годы.  Его отец – Александр Петрович Николаев, отставной генерал с детства готовил сына к службе Отечеству. В имение часто наезжали знакомые отца по прежней военной службе. Большое участие к становлению мировоззрения юного Сысоя оказал князь Антоний - Станислав Святополк - Четвертинский, хороший знакомый отца по службе в Пшемысле.
В 1801 году Александр Петрович совершает поездку с сыном к Николаю Ивановичу Новикову в его родовое имение Тихвинское-Авдотьино, близ села Бронницы Московской губернии. Здесь юный Сысой впервые узнаёт о принадлежности отца к тайной сиентифической ложе «Гармония» и присутствует на собрание ордена, жаждавших истинного масонства. Это оказало неизгладимое впечатление на Сысоя, и он не по-детски увлекается философией, литературой и точными науками. В 1811 году на балу его представляют Василию Валентиновичу Мусину-Пушкину и, позднее, он будет принят в Великую ложу «Астрея», при дворе великого князя Александра Павловича.  
Герб рода князей Николаевых
В 17 лет Сысой поступает на службу в Кавалергардский полк, находившийся в Петербурге. Здесь ещё хорошо помнили прежнего воспитанника полка - Давыдова Дениса Васильевича. Возможно, эта и послужило тому, что когда 1812 году началась Отечественная война Сысой ослушавшись требования отца прибывает к Давыдову и зная лёгкий стих Давыдова в стихотворном поединке побеждает того и заставляет взять с собой в рейд по тылам наполеоновских войск. Давыдову понравился боевой настрой Сысоя, и он принимает его в отряд. Службу Сысой Александрович продолжил до 1821 года, дослуживши до подполковника кавалерии. Давыдов (Сысой Александрович посвятил ему стихотворение "По дороге") часто любил повторять: «Если бы не вспыльчивость твоя и твоё нетерпение ко лжи, Сысой,  быть тебе генералом взамен тех дундуков, что при государе нашем служат да войны проигрывают. Ну, да ладно на ниве поэтической ты первый сеятель после Ломоносова!»
После окончания военной службы Николаев посвящает себя  литературе.
Декабрьский мятеж 1825 года Сысой Александрович встретил, как и большинство в высшем свете, без воодушевление и осудил мятежников, среди которых были и его знакомые и сослуживцы по Парижскому походу. На рисунок Пушкина "И я бы мог" Сысой Александрович написал стих "И ты мог...", чем вызвал гнев Александра Сергеевича и был вызван им на дуэль. Однако после принял извинения Пушкина и отметив "мировую" на аудиенции у нового императора Николая I, испросил разрешения разделить с Пушкиным отдаления от столицы. На эту просьбу император ответил, что проще вернуть Пушкина, чем проводить из столицы Николаева. И Пушкину было дано разрешение вернуться из Михайловского в столицу, где он был принят Николаем I на едине, а после получил негласную "прощальную грамоту". В свете прошёл слух о "масонском единение братьев по ложе" Николая I и Пушкина, но они были быстро развеяны и опровергнуты, а распространители слухов наказаны. Впрочем в узких кругах разговоры продолжились тайно и в полунамёках. В последствие Пушкин неоднократно отмечал при встречах и письмах: «Не ты, ли друг мой милый, очаровал меня лирой поэтической, да не высмеял, как столпы наши поэтические, мои начинания в поиске душевного не покоя в стихах творения. Не перестою слать тебе поклоны мои благодарные с пожеланием лет долгих и обретения счастья семейного».
 Один из «анекдотов», ходивших в то время в обществе столицы, сообщал, что как-то в разговоре на одном из светских раутов поэт Пушкин в порыве воскликнул: «Господа, да, что вы меня моим «Онегиным» смущаете, вот Сысой Александрович в юном возрасте на «Невского» замахнулся, да жаль по - юности  своей смутился, да и сжёг в камине. А мог бы до сих пор радовать нас своим творением». На что Николаев ответил ему: «Тяжесть стиха своего нельзя на умы читателей укладывать. Стих ребенком, выстраданным и желанным быть, а не на пустую усладу для своего ублажения представлять!». Услышавший сей диалог, Николай Гоголь впал в задумчивость, а вскоре по слухам сжёг одно из своих произведений, написанное для коммерческого поправления финансового положения.
 Уже будучи вдовцом Сысой Александрович влюбился в совсем юную Софью Корвин - Круковскую и  даже хотел сделать предложение о вступление с ней в брак. Посещая их дом он часами разговаривал с Софьей и посвятил ей несколько своих стихотворений. А в 1867 году написал ей посвящение. Посвящение Корвин - Круковской произвело большой диссонанс в высших кругах общества вплоть до царствующей фамилии, и заставил отступиться Николаева от желаний своих.
 После посещения в Петербурге 29 ноября (11 декабря) 1871 г. в здании Академии художеств выставки художников - передвижников Сысой Александрович посвятил им своё стихотворение "На выставке" в котором наиболее ясно и лаконично отметил цель и предназначение творца в его предназначение на Земле. В знак благодарности Карл Викентьевич Лемох подарил Николаеву один из вариантов картины «Моисей источает воду из скалы».
 Написанное в 1880 году в Москве стихотворение "Эпоха" было изъято из печати по требованию Верховного синода и уничтожено. Только один экземпляр был похищен и спрятан послушником монастыря Троицко-Сергиевской лавры, бежавшим из лавры и прокричавший проклятие на месте, где будет убит самодержец российский и в последствие будет построен Храм в Санкт-Петербурге (известный как "Спас на крови").
 Умер Николаев скоропостижно 13 апреля 1888 года, будучи в гостях у своего племянника по материнской линии помещика Фёдора Николаевича Голованова, в имении Орловской губернии. Тело его предано земле только через неделю, т. к. возникло подозрение в отравление ядом одним из гостей. Но проведённое следствие, не дало положительных результатов и, было закрыто.
 Похоронили Сысоя Александровича в родном селе под Смоленском в одном склепе с отцом. До наших дней склеп не сохранился, т.к. был разрушен в зиму 1942 года после артиллерийского обстрела, так ненавидимых Николаевым, немцев. Всё что осталось потомкам это стихи, но и это не мало.
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню